Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Поймать удачу за конский хвост

    В преддверии 2 сентября ветеран рассказал о том, как прошел Долину смерти

    Просмотров: 512 Комментариев: 0 2013.08.29

    Когда я вошла, прадедушка – Иван Степанович Заложук красил стены на балконе. Если бы не мой приход, думаю, он так бы и не отвлекся от своей работы до самого вечера. А ведь в сентябре этого года у него будет целых две даты – 88-й день рождения и день окончания Второй мировой войны. Несмотря на возраст, он постоянно трудится. А о событиях 40-х говорит неохотно. Кажется, ему проще лепить потолочную плитку.

    «Мы даже с ветеранами почти не разговариваем о войне. Какие-то воспоминания, бывает, проскакивают. Так сложилось, что мы молча обходим эту тему. Только вот мне все равно приходят мысли: перед глазами три похоронки на моего старшего брата. Он трижды был в плену, а затем неожиданно появился», - вздохнул дедушка. Мы устроились в креслах. «Но раз ты так хочешь…»
    В тюрьму «за колоски»
    - Я родился в сибирской крестьянской семье, - начал он долгий рассказ. - До сих пор помню, как мы с братьями проволоку закручивали, делали обруч и его катали – такие были в нашем военном детстве игры. А потом закончилось детство вообще. Я окончил 7 класс, мужчины ушли на фронт. Я тогда решил бросить школу. И мне доверили заведовать колхозными лошадями: возить почту и хлеб для фронта. Но вскоре моя жизнь в корне изменилась - маму и жену брата посадили. Они украли несколько зерен с элеватора, чтобы накормить детей. Так на моих руках остались две сестренки трех и шести лет, а я – совсем подросток. Было тяжело, ведь хозяйство-то осталось, и работу никто не отменял. Помню, приду ночью из колхоза, а моя трехлетняя Поля услышит, что я крадусь, встанет на стульчик и крючок откроет. Я их очень любил обеих, но не мог томиться там больше, мне ведь было 18!А на фронт не брали - мол, за малышней следи. Поэтому я дважды убегал. Думал, на товарняк сяду, и в бой. Но оба раза меня возвращали обратно. А я все боялся, что война без меня кончится. В 44-м женщин выпустили из тюрьмы. Тогда мне наконец-то пришла повестка!
    Попал в Красноярск, в школу младших командиров. А тут «покупатели» приехали, наборщики на офицерские курсы. «Кто 7 классов закончил, шаг вперед!» Так меня повезли в Канское военно-пехотное училище. Нужно было еще год ждать фронта - это приговор для советского парня. Поэтому однажды ночью из училища сбежало 12 человек. Мы примчались обратно в школу младших командиров. Нас там обозвали дезертирами, но оставили. Помню, я нервничал и объяснял, что хочу быстрее на фронт и что хочу быть артиллеристом. Хочешь – получишь. Через 4 месяца нас отправили на фронт. Везли на запад до Кенигсберга, но эшелон разбомбили. Тогда выжившими пополнили 277-ю стрелковую дивизию 5-й армии, которой командовал Николай Крылов. Оттуда нас перебросили на Дальний Восток, и 8-го августа мы выступили освобождать Манчжурию от японцев.
    Горел, но кидался
    - Я был назначен командиром 76-миллиметрового орудия. Моя задача - поддерживать пехоту огнем и колесами. Нужно было уничтожить огневые точки противника - доты, дзоты, пулеметы. Мы выбивали, пехота продвигалась, потом опять по кругу. Эти японские огневые точки было трудно брать, 5-7 этажей под землей. Автономно там можно было жить годами – много продовольствия. Но мы старались: шквал огня, потом пехота.
    Так мы вышли на Долину смерти. Слева и справа высились сопки, внизу - овражный ручей, а кругом трупы людей и лошадей. Но пить-то хочется. Каской зацепил воды, а смотришь - труп рядом. Я сейчас вспоминаю и удивляюсь: почему никто не болел? Только массово по пути спиртом травились. Один умолял нас: «Братцы, добейте меня!» Но не разрешили. Сказали, в Долине смерти такая наука - не пей! Но самое страшное там - это самураи. Они поджидали нас в кустах. Как черви, ползали - только отойдешь от колонны, уже зарезали. Японцы раненых не брали. Однажды они «вырезали» экипажи пяти катюш во время ночлега. Ужасно, как вспомню: тела, ордена, все в куче... Это было в 200 метрах от нас. После этого мы стали спать на таком расстоянии, чтобы доставать друг друга штыком. А тут как-то поймали одного самурая. Был какой-то пожар, и солдаты его кинули в огонь. Так он головешками оттуда кидался! Представь, как они бой вели!
    Цепями к пулемету
    - Стреляли японцы в нас с сопок. Однажды был случай: мы наступаем, на нас шквал огня пулеметного, пехота пройти не может. Все уничтожено, а с одной точки пуляют. А мы все не попадем. Подходит комбат и говорит: «Ваня, нужно на прямую наводку пушку вытащить». Расстояние метров 600-800, выкатили пушку на руках. Нужно было стрелять быстрее, чтобы нас не подбили, причем точно в цель. Как раз я вспомнил, чему меня учили в артиллерийской школе. Вырвал пару волос из лошадиного хвоста и сделал перекрестие. Навел и точно попал! Когда пошли смотреть этот стойкий пулемет, то увидели японца, прикованного к оружию цепями. За победу над ним мне дали медаль «За боевые заслуги». Вообще подали в списках на орден Красной звезды, но вместо меня туда себя вписал старший писарь полка.
    Самый ужасный день в Долине смерти был позже. Нас сильно бомбили. А мы за орудием - я, заряжающий и наводчик Чибкасов, 18-летний детдомовский пацан. Летят снаряды, Чибкасов у прицела нагнулся, я на него. Как получилось, что парень подо мной мертвый, и рядом лежит заряжающий? У меня по лбу стекала кровь. Пуля пролетела боком, рассекла кожу. Из шеи я потом долго еще вытаскивал мелкие осколки.
    Да много случаев было. Не только во время сражений. Вот пойдешь, бывало, на склад и влипнешь в историю. Как-то нам продовольствия не хватало. Пошли мы с товарищем Колей Дураченко за едой. Он впереди был, спустился первым. Тут раз, из-за стеллажа на него нападает самурай! Он выстрелил, и попал Коле в скатку. Я замешкался, Дураченко уже на коленях, самурай над ним. Я начал стрелять, попал самураю по ногам и Коле в мягкое место. Тут слышу, комбат бежит: «Куда вперед батьки в пекло!» Я сейчас вспоминаю и думаю, как же повезло выжить. А сколько аварий было, сколько опасностей? Удача меня балует, - дедушка улыбался.
    «Я что, не мужчина?»
    Ему удалось остаться в живых после Долины смерти. Перед городом Гирин был еще один бой, который японцы проиграли. Манчжурский город был занят, а русские солдаты попали в казармы, где раньше жили японцы. «Мы не переставали удивляться: китайцы даже мыли нам туалет. А затем вывозили эти удобрения себе на поля», - рассказал дедушка.
    Он закончил срочную службу только в 1950-м. А потом пошла сверхсрочная: гарнизоны, переезды. В общем 37 лет его жизни отдано сухопутным войскам и Краснознаменной Амурской флотилии. И все горести и радости пополам с женой Марфой. Они прожили вместе больше шестидесяти лет, так и не поругавшись. «Никогда не упрекала, голос не повышала. С таким человеком можно и век, и два жить! Нет повода поругаться, она умела прощать. А ведь из этого и складывается жизнь», - говорит дедушка, сдерживая слезы. Его жены нет уже больше двух лет.
    Но дедушка не отчаивается, он считает себя жизнелюбом. «Уже такой возраст, пора бы уже. А я каждый день в работе, постоянно занят. Движение -жизнь. Если трудно, работаю сидя: подгоняю, режу, пилю, белю». В подвале он оборудовал себе рабочее место. Там по крючкам и ящичкам педантично разложены инструменты. Приходит туда, чтобы взять что-нибудь нужное и покормить бездомных кошек. В свободное время чинит все, что попадется. Он даже привел в порядок подъезд - покрасил стены, решетку, приклеил потолочную плитку и повестил картины. Сейчас затеял ремонт на балконе. Когда там ставили пластиковые окна, он через оконный проем сам перебрасывал тяжелые шкафы и сундуки. От помощи отказался со словами: «Я что, не мужчина?»
    Ветеран-изобретатель
    Интересный факт - именно он первый решил организовать бытовую комнату для своих солдат. «Место, где можно воротничок подшить, сапоги подремонтировать, подстричься. У солдат появилось место, где они могут привести себя в порядок. В советской армии до этого такого не было. А я придумал, и это началось повсеместно»,- рассказал дедушка. Такие комнаты есть в каждой части до сих пор.
    Кроме такой практичности, его отличала в годы службы забота о других: «Действуй по уставу, завоюешь честь и славу». Я следовал этому правилу и никогда солдатов не наказывал без повода. Например, слышу, как сержант распекает парня. «Честь не отдал», – докладывают. А почему? «Я тумбочку заправлял, не увидел», - заикается парень. Сними взыскание, говорю, скажи на строевой, что этот Иванов отличился! Поэтому обычно Ивановы меня не обманывали. А если и случалось такое, то мы садились друг против друга. Я очень спокойно объяснял, в чем человек не прав. Не повышал голос. Так он выйдет и всем расскажет: «И стыдно, и скорбно. Лучше бы накричал, а то так в душу накапает, что на всю жизнь». Меня уважали за справедливость. Я старался везде пресекать любую ложь. Однажды начальник Военторга выписал мне удостоверение народного контроля. Мне можно было взять все, что нужно в магазине. Однажды я попросил сапожки для Марфы, а заведующая говорит: мол, нет ничего. Я тогда понял, что она прячет все в подсобке «для своих». Пошел на склад, нашел кульки и заставил ее вытаскивать припрятанное. «О, товар поступил», - народ сразу бежал в магазин», - дедушка хохотал, когда показывал испуганное лицо заведующей.
    Он принадлежит к поколению победителей – честных, трудолюбивых и немного наивных. Отличие этих людей от нас очевидно. Спешите пожать им руки! Ведь с каждым днем все меньше стариков делают ремонты в подъездах на свою пенсию. «Уходят, без конца уходят друзья, товарищи. Но мы поддерживаем друг друга. В Омске остался единственный сослуживец, Павлик Землянов. Эх, мы с ним вечные друзья, он вчера, кстати, мне звонил. Мы еще с армии вместе! Он старшиной батареи был. Приехал однажды в Лесозаводск, подарил мне чайник солдатский на пять литров. Этому подарку больше шестидесяти лет, а я все храню»,- дедушка улыбался, когда вспоминал боевого товарища.
    Дарья Миколайчук
    Фото из семейного альбома

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея