Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Гастроли казахских певиц

    Мгновение лета четырнадцатое, сюрно-националистическое

    Просмотров: 702 Комментариев: 0 2013.09.05

    Я не договорила в прошлый раз. Тайга, кедры, родники, рябчики, дикие козы – все действительно было прекрасно (даже змеи), и ребенок, ездивший с нами, был абсолютно счастлив, и мы, пожилые девушки, тоже. Но вот что осталось за кадром.

    Когда наша машина встала на прикол возле магазина в таежном поселке Долми (пришлось менять колесо), нам, пассажиркам, делать было вовсе нечего. Поэтому мы слонялись бесцельно по округе, кормили в свое удовольствие собачек и лошадок, и худого не ждали.
    И тут к нам подвалили нетрезвые долминские парубки.
    - Девчонки! - окликнули. - Привет!
    Мы обернулись.
    - Ой!- сказали парубки. - Извините, женщины.
    Что-то, наверное, все же еще соображали. Но не сильно. Потому что дальше последовал странный вопрос:
    - Вы из Казахстана?
    - Да, - на полном серьезе ответила я. - Прекрасная, между прочим, страна, чтоб вы знали.
    Я с посторонними людьми всегда разговариваю серьезно. Хиханьки и хаханьки между своими хороши. Люди откровенных приколов не понимают и сразу начинают злиться: вы здесь что - самые умные? Серьезного стеба они, впрочем, тоже не понимают. Но хотя бы в бутылку потом не лезут.
    - А откуда именно? – заинтересовались молодые люди.
    - Из Намангана. "В Намангане яблоки, сладкий виноград" - слышали такую песню? Вот как раз оттуда.
    К стыду своему, я, кроме первой строки этой песни, имени президента Нарсултана Назарбаева, скупых сведений из газет про Байконур и еще непечатного прозвища университетской подруги, страшной матерщинницы, которую на студенческих капустниках представляли так: "А сейчас перед вами выступит народная казахская певица Х…ливам-Х…линам - встречайте!" - о Казахстане больше не знаю ничего.
    - Правда, из Намангана? Здорово! – восхитились парни. – Вы ничо, девчонки, симпатичные. (Видимо, опять затмение нашло. – А.Н.) А зачем к нам приехали? - нетрезвые мужики были настырны.
    - Да так,- пожала плечами я.- На вас, красивых, посмотреть, себя показать.
    - А-а! - сказали парни.- Так вы - гастарбайтеры! Мы сразу поняли.
    Потеряли к нам всякий интерес, повернулись и ушли.
    Понятливые.
    - Что это было? - растерялись наши девушки. - Почему мы - гастарбайтеры? Нас так давно никто не обижал.
    Но тут уже растерялась я: а что, собственно, обидного в слове "гастарбайтеры"?
    В логику парней я где-то даже вникла: конечно, мы – от природы черненькие, глазки у нас за два дня выходных образовались узенькие-узенькие (а вы не поспите ночь да покуролесьте с наше, у вас такие же будут), и одеты мы были по рабоче-крестьянски, все же в тайгу поехали, а не на светский раут…
    Вылитые, наверное, казашки.
    И на что тут обижаться?
    К китайцам, узбекам, казахам и прочим бедолагам, которые зарабатывают у нас денежку, чтобы семья, живущая далеко, с голоду не померла, лично я отношусь с большим уважением.
    Они кормят нас арбузами, огурцами и картошкой - по приемлемым ценам. Не было бы их, я бы посмотрела, как вы покупали привозные (из того же Казахстана) арбузы и что бы при этом говорили.
    Они снабжают нас недолговечными, но дешевыми детскими маечками, трусиками, босоножками и тапочками. А на фига вам долговечные? Дети растут быстро. На лето китайского барахла как раз хватает.
    Они строят нам дома и дороги, водят автобусы и такси, и много денег за свой труд не просят.
    Не один раз слышала от русских безработных - я вам, что, китаец, чтобы за пятнадцать тысяч идти на стройку горбатиться?
    Нашим безработным нужно заплатить сразу тридцать штук, а лучше - пятьдесят, тогда они, может быть, соизволят оторвать задницы от диванов и выйдут на работу. И то - не факт.
    Если бы я была начальником какого-нибудь строительного управления, то, безусловно, предпочитала бы гастарбайтеров русским, извиняюсь за выражение, труженикам. И не только потому, что им можно платить меньше денег, чем нашим алкашам.
    А потому, что наши алкаши - еще и конкретные лодыри. Час работают, два перекуривают.
    Устали, бедные. Перенапряглись.
    Я ведь не просто так это говорю – второй месяц наблюдаю стройку под своим окном. Там не понять что строят, да меня это, честно говоря, и не волнует, однако наблюдать за процессом любопытно.
    Ровно без пятнадцати девять на объекте появляются китайцы (или таджики – издалека не разберешь) – бледненькие все такие, субтильные, в синей робе, с узелками и торбочками. Обед с собой захватили, сердешные. Им некогда домой в общежитие ехать, а еда в окрестных кафе, наверное, не по карману.
    Начали бы работать сразу, но минут сорок маются без дела – ждут экскаваторщика. Тот – русский. Поэтому не торопится.
    Блин! Да отчего же я у них не начальница? Уволила бы скотину уже на второй день – пошел вон к чертовой матери. Пять других специалистов на твое место найду. А ты не дорожишь своей зарплатой (ох, я подозреваю, отнюдь не в 15 рублей), ну, и счастья тебе, дорогой. А я китайцами (или таджиками) обойдусь.
    Они, в отличие от тебя, трудолюбивые и на работу не опаздывают. Хотя бы.
    В общем, что хочу сказать - злые мы, ленивые и неблагодарные.
    А ведь это – не есть хорошо.

    Александра Николашина

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея