Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    В памяти людей остаются добрые дела

    К 170-летию со дня рождения Н. И. Гродекова

    Просмотров: 685 Комментариев: 0 2013.09.05

    Двадцать второго сентября (04 октября по старому стилю) исполнится 170 лет со дня рождения генерал-губернатора Приамурского края Николая Ивановича Гродекова.Конечно, в средствах массовой информации будут публикации и передачи, отражающие различные аспекты его деятельности, но мне хотелось бы приоткрыть для читателей «МД» некоторые детали так называемой «личной» жизни Николая Ивановича. Они мне весьма импонируют, т.к. показывают благородство его натуры, умение вникать в детали жизни «нижних» чинов, и… даже его маленькие «слабости», которые присущи каждому человеку, каким бы великим он ни был.

    Как-то попалась мне в руки книга «Маньчжурия (1900—1901гг.) Воспоминания и рассказы», изданная в Петербурге в 1903 году. Автор ее -Александр Васильевич Верещагин, брат известного русского художника Василия Верещагина.
    Александр Васильевич, оказывается, сразу после окончания военного училища, служил на Кавказе под началом Николая Ивановича Гродекова. И вот теперь, спустя четверть века, судьба (вернее, новое назначение по службе) забросила его на Дальний Восток. И ему надо представиться, как это положено по правилам, командующему войсками, коим является генерал-губернатор края Н.И. Гродеков.
    Ну да предоставим слово самому Александру Васильевичу. Думаю, что читатель простит меня за столь продолжительную цитату из его книги.
    «Семь часов утра. Тороплюсь надеть парадную форму, чтобы явиться к командующему войсками. Он, оказывается, очень рано принимает с докладом. «Какая, — думаю, — произошла перемена в нем».
    В Текинском походе, ровно двадцать лет назад, его, бывало, и не добудишься. И мне вдруг припоминается давно забытая картина. Местечко Бамии. Время около полудня. Жара страшная. В нескольких саженях от моей палатки, на самом ручейке, расположена палатка начальника штаба отряда Николая Ивановича. Слышу, доносится его гневный голос. Это он бранит своего мальчишку, бедного Гаврюшку, за то, что тот не разбудил его вовремя.
    - Да я будил, да вы не встали! -плаксиво оправдывается тот.
    - Врешь, не будил! За голову не тряс! - отрывочно выкрикивает Г. и торопится одеваться. Он уверен, что за ним Скобелев уже не однократно присылал.
    - Тряс! Ей-богу, тряс!
    - А за ноги тащил?
    -Тащил! Ей-богу, тащил, - мальчишка крестится. Начальник штаба понемногу успокаивается.
    И вдруг теперь, тот же Николай Иванович, но уже не скромный полковник, а грозный генерал-губернатор, принимает с докладами в такую рань».
    Л.А. Востриков и З.В. Востоков в своей книге «Хабаровск и хабаровчане» цитаты приводят и из приказов Н.И. Гродекова, свидетельствующие о его гуманном отношении к солдатам. К примеру: «Осмотрена батарея из 8 станков. Артиллеристы имеют молодецкий вид. Напротив, люди 10 батальона были одеты в дрянные, выцветшие, никуда не годные мундиры…»
    Или другой приказ: «… В тот же день были осмотрены новые здания для склада ружей. Команда живет чисто. Пища хорошая. В этот день были приготовлены щи со свежими сазанами (порция рыбы 3/4 фунта) и гречневая каша с говяжьим салом (по 3 золотника на человека)». «Отхожее место очень удалено от казарм и переполнено, - негодует Гродеков, - нельзя так далеко держать его от казарм, иначе люди будут ходить не в указанном месте».
    Вот уж не знаю, откуда взяли Л.А. Востриков и З.В. Востоков сведения о том, что: «Единственной и труднообъяснимой слабостью генерала была его паническая, иначе не назовешь, боязнь тараканов и пауков… Отпетые казнокрады проведали о странной слабости неподкупного Гродекова и иногда докладывали, что в таком-то складе, несмотря на принятые «крайние меры», водятся тараканы. Грозный инспектор бледнел и поспешно уезжал, а жулики отделывались выговором».
    А история с завещанием Н.И. Гродекова даже попала на страницы некоторых петербургских газет. Благодаря пуританскому образу жизни (Николай Иванович всю жизнь прожил холостяком) и непритязательности в быту он оставил довольно значительный капитал. Н.И. Гродеков пожертвовал городу Хабаровску все свои этнографические коллекции и богатейшую библиотеку. Шокировало публику то, что он завещал 100 тысяч рублей госпоже 3., вдове своего сослуживца, которую тайно любил с 1876 года, т. е. с момента приезда в Туркестан, где он служил десять лет военным губернатором. Волю завещателя пытался опротестовать единственный родственник — племянник, капитан лейб-гвардии, которого Гродеков недолюбливал за ветреный образ жизни. Гвардеец пытался доказать, что горячо любимый им дядя в последнее время был невменяем, чему, мол, есть свидетели. Делу был дан законный ход, но затем оно было прекращено «за смертью истца». Племянник Гродекова погиб впервые же дни империалистической войны в 1914 году.
    Что ж, каждый человек имеет право на слабости, будь он хоть генерал-губернатором и даже самим царем-батюшкой. Главное же то, что остается в памяти потомков. А это, в первую очередь, добрые дела. А уж их Николай Иванович Гродеков совершил в нашем крае и в нашем городе немало.

      Геннадий Лопухин

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея