Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Столик для знатной дамы

    Загадка старого Хабаровска не разгадана

    Просмотров: 503 Комментариев: 0 2013.09.27

    В Гродековском музее готовится к открытию музейно-выставочный и досугово-образовательный центр «Амурское зазеркалье» (в здании Утеса). Каждый посетитель сможет погрузиться в belle epoque: уникальные предметы и шикарная обстановка… Чтобы посещение оставило приятное воспоминание, музейщики усиленно разыскивают предметы и обстановку того времени. Так после долго поиска нашелся уникальный предмет начала 20 века: бюро, за которым сиживали знаменитые люди.

    В Гродековском музее готовится к открытию музейно-выставочный и досугово-образовательный центр «Амурское зазеркалье» (в здании Утеса). Каждый посетитель сможет погрузиться в belle epoque: уникальные предметы и шикарная обстановка…
    Чтобы посещение оставило приятное воспоминание, музейщики усиленно разыскивают предметы и обстановку того времени.
    Так после долго поиска нашелся уникальный предмет начала 20 века: бюро, за которым сиживали знаменитые люди.
    Об этом нам и рассказала правнучка мастера-краснодеревщика Любовь Васильевна Зырянова.

    Мастер
    Собственно вначале это было вовсе не бюро, а дамский туалетный столик для высокопоставленной жены: то ли губернатора, то ли его помощника, то ли еще для кого. Заказ на изготовление мастер Каширин получил в 1914-1915 годах.
    Семейство Кашириных проживало в Хабаровске с 1910 года. В наш город они перебрались из Иркутска, где глава семейства «бросил хороший и большой дом». Устроился Михаил Сергеевич на работу в Осиповский затон, где на военном заводе делал внутреннюю отделку катеров. Кроме того, он брал частные подряды на изготовление мебели.
    Столы, сундуки, стулья, шкафы и даже маленькие шкатулки мастер зачастую украшал их инкрустацией. Из-под его инструмента выходили вещи изумительной красоты. Вот поэтому и поступил заказ от высокого лица.
    И мастер выдал работу «первый сорт» - с инкрустацией несколькими породами деревьев. Столик был сделан без единого гвоздя - только прямое соединение и столярный клей. Работа сделана на века - до сих пор столик не рассыпался, хотя служил много и исправно.

    Почти детективная история
    Это было произведение искусства - на резных ножках, с многочисленными ящичками сбоку и большим выдвижным посредине, с бюро сверху, где в резной рамочке помещалось зеркало. Столешница была затянута синим бархатом.
    Но был и второй, точно такой же столик. Его мастер Каширин сделал для своей супруги. Но не суждено было столику прижиться в семье. Пришел однажды «большой военный начальник», и ему очень понравился близнец столика «генерал-губернаторши». В 1916 году родной брат туалетного столика был продан этому военному.
    Казалось бы – работа выполнена, деньги получены, мебель передана заказчику.
    Но в 1918 году к Хабаровску стремительно приближались японские войска. И городская элита в спешном порядке покинула город, побросав все на свете. И Михаил Сергеевич, проходя по улице, на одной из свалок увидел свое детище. К сожалению, уже разграбленное - без зеркала и верхних ящичков. И тогда мастер, с трудом найдя подводу, привез столик к себе домой. Это было событие – найти подводу в городе, охваченном паникой и эвакуацией, погрузить довольно громоздкое изделие, довезти и затащить в комнаты. Но мастер справился и с этим.
    Слегка очищенный и подправленный столик остался в семье. Но использовали его уже в качестве письменного. И три поколения, сидя за ним, делали уроки, писали и читали. За столиком «генерал-губернаторши»? Или все-таки за его двойником, который приобрел военный? Увы. Нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать как то, так и другое. И вполне возможно, что где-то стоит брат-близнец столика мастера Каширина.
    А ведь в семье остались и малые формы: уникальные шкатулки с замочками и секретиками, которыми в семье пользуются до сих пор, храня в них письма, документы и прочую житейскую мелочь. В семье был еще и буфет во всю стену, к сожалению, не сохранился. Как канул в небытие и огромный сундук, на котором вполне можно было спать. Сундук был не простой: в нем были масса ящиков и встроенных шкатулок - каждый со своим ключиком. Правнучки исследовали их с большим удовольствием. Семья была большая и крепкая.

    Патриарх
    Сам Михаил Сергеевич Каширин родился в 1860 году в Одессе, где и взял в жены Екатерину Яковлевну, урожденную Вятской губернии, большую мастерицу плести кружева. Долгое время Каширин работал на военных заводах - к сожалению, в семье не сохранилось документальных свидетельств об уровне образования Михаил Сергеевича. Но вот результаты его работы говорят сами за себя - был он мастером на все руки. И с металлом мог работать, и по столярной части преуспел. А по первой специальности был он мастером-оружейником. Любил и умел работать с металлом: и замочки делал, и клинки точил. Да и, при случае, огнестрельное оружие мог влет починить. А позже освоил мастерство краснодеревщика, что и позволяло ему жить безбедно в любое время и в любом месте.
    Михаил Сергеевич был нрава весьма крутого, внешности суровой и брутальной. Настоящий патриарх - требовал послушания. И в то же время нежно любил своих детей, душа у него была – добрейшая.
    А сам принимал порой крутые решения. В один момент мог резко сорваться с места и с юга, из Одессы поехать на другой конец империи - на остров Сахалин, где, согласно документу, занимал должность «старшаго оружейнаго подмастерья Александровской местной команды на острове Сахалинъ».
    До начала русско-японской войны семья перебралась в Иркутск, чтобы, бросив все, снова переехать - в Хабаровск.
    В 1918-м перебрались в Благовещенск – подальше от японцев. В середине 20-х вернулись и более из Хабаровска не уезжала. Дом № 60 – большое, барачного типа здание, где была квартира Кашириных , стоял на улице Комсомольская.
    Михаил Сергеевич продолжил работать по специальности, но уже не как частник, а на государство.
    К сожалению, могилы мастера не осталось - он был похоронен на старом кладбище в середине 30-х, а после большого пожара в тех местах, на Базе КАФ, следы последнего приюта Мастера стерлись.
    Александр, сын мастера
    Дед Любови Васильевны, Александр Михайлович, тоже родился в Одессе 16 октября (по старому стилю) 1893 году.
    Получил хорошее первоначальное образование в Иркутске: окончил с отличием церковно-приходскую школу в 1905 году. В годы Первой мировой войны служил на Кавказе. Там и познакомился с будущей женой - Надеждой Александровной. Долгое время проживали они в Карской волости (супруга была родом из города Ардаган). По результатам войны Карская волость отошла Турции, и молодая семья вынуждена была эвакуироваться в Минеральные Воды. После распада Российской империи семья приняла решение перебраться к своим - на Дальний Восток. Через всю страну, охваченную войной и разрухой, пара добиралась до Хабаровска год (!). По пути лишились практически всего имущества: различные банды и бандочки грабили и обирали постоянно.
    На новом месте не пропали Александр Михайлович занял должность столяра 18 участка службы пути (железная дорога), окончил реальное училище во Владивостоке.
    В разгар Гражданской у них родились дочери: Лариса – в 1919 г. и Тамара – в 1921 г. Александр Михайлович много занимался самообразованием, и при советской власти, в 1933-м, стал заместителем начальника работ на острове Сахалин и производителем работ 1-го строительного участка. Пост немалый надзор за строительством военных сооружений на севере Сахалина. Об этом свидетельствует записная книжка, где товарищ Каширин ровным и аккуратным почерком вел служебные записи. Серьезный был мужчина, ходил в военной форме, с тяжелым «маузером» в деревянной колодке на боку. Строил много и хорошо. Как военного, его постоянно перебрасывали по всему Дальнему Востоку, где Александр Михайлович строил военные объекты. В 1947-м он сильно заболел и скончался.
    И внук его пошел по строительной линии - был мастером. И внучка - Любовь Васильевна Зырянова тоже строила. В Хабаровске многие дома и соц.объекты возведены при ее непосредственном участии. И все это время в семье стоял старый письменный стол, сделанный мастером Кашириным

    Старым повесть, а молодым - память
    В последние годы столик начал слегка шататься. Время взяло свое – разболтались шпоновые соединения, рассохлись пазы. Многие мастера приходили, смотрели на дивную работу, но так и не смогли исправить проблему. Увы, мастерство умерло - остались ремесленники. И тогда было принято пристроить столик в хорошие руки. И Гродековский музей с удовольствие взял уникальное бюро в свою экспозицию. И значит, память о старом мастере будет жить, и бывший туалетный столик «губернаторши» еще послужит людям.
    Андрей Дунаевский
    Фото из архива Л. В. Зыряновой и Гродековского музея

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея