Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Это прачечная?

    Мгновение бабьего лета, окололитературное

    Просмотров: 693 Комментариев: 0 2013.10.11

    Утренняя сценка в российском литературном журнале. Главный редактор (то есть я) сижу в своем кабинете, что-то судорожно правлю. Ибо – запарка конкретная, все нужно сдать было еще в пятницу, а сегодня понедельник, и, в общем, ужас, ужас, ужас.

    Тут в приемной раздается звонок.
    Краем уха слышу, как одна наша дама кричит в трубку:
    - Кто звонит?
    Ей что-то, наверное, отвечают.
    - Кто? – переспрашивает она, дальше неразборчиво. Секунд через десять, однако, открывается дверь и дама говорит:
    - Александра Викторовна, вас к телефону!
    Я, оторванная от дела, бурчу про себя разные нехорошие слова, выскакиваю в приемную и замечаю нашего дизайнера, которая тоже сидит в приемной и смотрит на меня с улыбкой.
    - А с N.N. У нас полный абзац! – ору я, как потерпевшая, и выпучиваю глаза.- Там все придется переверстывать и переделывать! – устное сообщение отправлено, что называется, открытым текстом, и я не понимаю – отчего она по-прежнему улыбается.
    Но тут мне дают трубку.
    - Але! – резко сбавляю я обороты и начинаю лепетать сладким голосом. – Да, мы получили Вашу рукопись. Нет, еще не прочитали. Извините, пожалуйста. У редакторов большая загрузка. Не беспокойтесь, Вам ответят… Да, конечно. И Вам того же. Спасибо, до свидания.
    Разговаривала исключительно вежливо.
    Положила трубку.
    А народ вокруг ржет-угорает.
    - Что такого веселого я сказала? – не врубаюсь я.
    - Да ничего, - говорит дизайнер. – Просто трубка долго лежала на столе, и секретарь спросила: кто такой этот автор? А ей ответили: да …. Его знает, кто он такой. А потом вы вышли и закричали, что с N.N. У нас полный абзац. Но автор-то все слышал, ха-ха-ха. А потом вы нежно защебетали в трубку: тю-тю-тю, сю-сю-сю…
    - Да уж, - сказала я. – Для Жванецкого миниатюра.
    - Нет, для новогоднего капустника,- возразили наши девушки.- Мы прям видим эту сценку, ну, натурально, как в анекдоте: «Это прачечная?» - «Хреначечная! Министерство культуры!»
    Разумеется, я тут же присоединилась к компании хохочущих женщин.
    Нет, ведь не куда-нибудь, а в литературный журнал человек с утра позвонил, и бог знает, чего наслушался, пока трубка лежала на столе. А думал, наверное, мы тут исключительно о Пушкине разговариваем или о Бродском. О вечном и высоком.
    И вдруг – такой афронт.
    Ну, прости нас, незнакомый автор.
    В жизни еще и не такое бывает.
    Достаточно вспомнить русских поэтов – Блока, например: «День, как всегда проходил в сумасшествии тихом». И у Саши Черного есть стихотворение на ту же тему:
    «…С багровым лицом идиота
    Кричал он о "ней", о богине,
    А я ее толстой гусыней
    В душе называл беспощадно…»
    Но такие дни у всех случаются, не только у великих поэтов.
    …В начале 90-х я работала в издательстве «Амур» (было в Хабаровске такое, хорошие, кстати, книжки издавало), и прибился к нам, не понять откуда, некий молодой человек с собакой, английским спаниелем. Собака была потрясающей красоты, а молодой человек угостил всех пирожками с грибами. Сам, сказал, испек. Мы оценили презент – пирожки в самом деле были недурны – и обошлись с гостем ласково. Даже предложили заходить при случае еще.
    Но он стал шляться к нам, как на работу, каждый божий день. Иногда с пирожками, иногда без. Сидел, курил. Говорил: «Какие вы, ребята, славные! С вами так весело!»
    Однако всех редакторов, художников, дизайнеров и даже машинисток от его посещений уже колбасило (мальчик был глуповат, в книгах не понимал ровным счетом ничего, и, если открывал рот, изрекал исключительно банальности), поэтому пирожками никто больше не соблазнялся, а на предложение – давайте, мол, чаю попьем, поговорим, все начинали махать руками:
    - Извини, извини! Некогда. Работа стоит.
    А когда за мальчиком и его собакой закрывалась дверь, я, как самая добрая женщина на свете (имидж такой, некоторые меня ошибочно считают вообще второй матерью Терезой), начинала допытываться:
    - Вот сознавайтесь, кто та сволочь, которая привадила сюда этого зануду? Кто его первый пригласил? Пусть сам его и выпроваживает.
    Ни одна сволочь не созналась.
    Выпроваживать мальчика в итоге досталось мне.
    Видит бог, я его не обижала. Не топала ногами, не кричала: «Пошел вон!». Просто попила один раз чаю с ним тет-а-тет (остальные, как мыши, разбежались по своим углам), и даже мило поговорила ни о чем. Похолодало, мол. Да, лето кончается…
    - Еще чаю? – любезный вопрос вслух.
    А про себя с колоссальным зарядом ненависти: «Так, встал, урод, вышел и убрался отсюда навсегда к чертовой матери! Вместе с собакой и пирожками».
    И, знаете, он послушался. Больше ни разу ни пришел. Тонкой душевной организации оказался молодой человек, кто бы мог подумать.
    В общем, что хочу сказать? «Министерство культуры» - это фасад. Вывеска.
    А на самом деле, увы, прачечная. И ничего, кроме прачечных, в мире больше не осталось.
    Такая жизнь.
    Александра Николашина

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея