Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Семь снов Татьяны Лариной

    В репертуаре камерного театра "Санкт-Петербург Опера" за 26 сезонов накопилось немало интересных спектаклей.Среди них - лауреаты "Золотой маски", высшей театральной премии "Золотой софит" и т.д.

    Просмотров: 611 Комментариев: 0 2013.11.05

    Но привезти в Хабаровск решили "Риголетто" Джузеппе Верди и "Евгений Онегин" Петра Чайковского. Почему именно эти две оперы? Они легки, понятны, знакомы. Ведь питерцы заранее знали, что в Хабаровск - не очень-то оперный город. Поэтому вводить в этот непростой жанр лучше все-таки с более знакомого, и потому понятного.

    К примеру, кто не слышал куплеты герцога из "Риголетто"? Может, слова «La donna е mobile» вам ни о чем не говорят, но стоит только напеть:"«Сердце красавицы склонно к измене» и сразу все встанет на свои места. Верди считал сюжет «Риголетто» (по драме Гюго «Король забавляется») лучшим из всех, положенных им на музыку.
    Постановка Юрия Александрова разрушила штампы, сложившиеся за столетия театральной жизни вокруг одной из самых популярных опер. Главным в спектакле стал мотив маски, зловещего маскарада жизни. Режиссер предложил зрителям новую версию психологической драмы, по которой придворный шут вовсе не старик-горбун, а язвительный, умный, злой и совсем не старый человек. Горб и маска – всего лишь шутовское обличье, которое он надевает только при дворе герцога. Однако нравственное уродство нельзя скинуть, как маску. Неординарный человек, вынужденный терпеть постоянное унижение, он развлекается интригами, охотно принимает участие в грязных забавах своего господина и его окружения. Судьба наказывает Риголетто за жестокость, превращая в убийцу собственной дочери Джильды.
    Спектакль очень красив. Художественно выполненные костюмы и карнавальные маски как будто сошли с полотен маньеристов. Декорации воссоздают историческую атмосферу времени французского абсолютизма.
    С "Онегиным" и того проще - это наша русская классика, причем, классика двойная - тут вам и Пушкин, и Чайковский. "Я к вам пишу, чего же боле, что я могу еще сказать", "Но я другому отдана и буду век ему верна" и, конечно, "Мой дядя самых честных правил" знают все, потому что как бы плохо мы ни учили русскую литературу, некоторые произведения впечатываются намертво в память. Недаром, по этому поводу пошутил Булгаков, описав управдома, который никогда не читал Пушкина, хотя был хорошо с ним знаком и потому каждый раз, когда в подъезде исчезали лампочки, говорил:"Это, наверное, Пушкин сделал".
    Между тем, сам Чайковский был очарован романом в стихах. В разгар работы он написал брату: «Я влюблен в образ Татьяны, я очарован стихами Пушкина. Как я рад избавиться от эфиопских принцесс, фараонов, отравлений, всякого рода ходульности! Я не заблуждаюсь; я знаю, что сценических эффектов и движения будет мало в этой опере. Но общая поэтичность, человечность, простота сюжета в соединении с гениальным текстом заменят с лихвой эти недостатки». Он признавался в письме, адресованном Надежде фон Мекк, что «ни одного сочинения не писал с такой легкостью, как эту оперу».
    Опасаясь за судьбу «Евгения Онегина», Чайковский поручил первое ее исполнение не казенным певцам императорских театров, а неискушенным, но юным и не испорченным рутиной студентам консерватории. Премьерой, событием из ряда вон выходящим, руководили ближайшие друзья композитора: Николай Рубинштейн и Сергей Танеев. И «Онегин» состоялся, ошеломив слушателей, привыкших к пышным, бравурным спектаклям, своей чистотой и проникновенной лирикой.
    Любопытно, что либреттисты допустили одно существенное отклонение, заставив в последней картине Татьяну упасть в объятия Онегина. Но в 1880 году, перед представлением оперы в Большом театре, Петр Ильич привел конец оперы в тот вид, в котором мы знаем его теперь. Таким образом, и поныне звучит знаменитое Татьянино «Но я другому отдана и буду век ему верна», и, прежде чем упадет занавес, горько восклицает Онегин: «Позор! Тоска! О, жалкий жребий мой!»
    Также трепетно подходит к этой опере Юрий Александров. "Евгений Онегин" еренесен из пушкинской эпохи в более близкий к нам конец XIX века. Постепенно, картина за картиной, проясняется оригинальный замысел режиссера, по которому все происходящее является плодом воображения мечтательной Татьяны, в творческом сознании которой причудливо соединяются прошлое, настоящее и будущее. Оказывается, все это было всего лишь сном романтичной девушки.
    Интересно, что, несмотря на серьезность, иногда герои весело проказничают, например, вдруг начинают надеваь и снимать черные очки. Как будто напоминая нам фразу из школьных сочинений:"Ленский смотрит на мир через розовые очки, а Онегин - через чёрные, а надо - через обыкновенные, прозрачные".
    Лиза Смоляр
    Фото Игоря Чуракова

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея