Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Имени лейтенанта Шмидта

    Кем был человек, имя которого до сих пор носит улица в Хабаровске: героем или авантюристом?

    Просмотров: 773 Комментариев: 0 2013.11.09

    В советские годы вместо двух небольших улочек в Кировском районе города, а именно покровской (от Амурского бульвара до ул. Серышева) и Невельской (от улицы Серышева до ул. Советской) появилась улица лейтенанта Шмидта. Почему новой улице присвоили имя моряка-революционера Петра Петровича Шмидта, а не героя Советского Союза, академика, полярного исследователя Отто Юльевича Шмидта? Ведь название улиц как-то должно отражать историю города или края? А лейтенант Шмидт к Хабаровску никакого отношения не имеет.

    Давайте все-таки вспомним его биографию. Родился в 1867 году, учился в Петербурге в морском кадетском корпусе, по окончании в 1887 году ему было присвоено звание мичмана. Среди товарищей получил прозвище Магистр за глубокие познания в истории, математике, музыке. Отлично знал английский и французские языки. Хорошо рисовал.
    Однако в биографии каждого известного человека есть темные пятна. И каждая биография стремится толковать их по-своему. Так произошло и с историей Петра Петровича Шмидта.
    В 1888 году он женился на портовой проститутке, объясняя товарищам, что надеется спасти «заблудшую душу». Семейной жизни не получилось. Они разошлись через год, хотя в 1889 году у Петра Петровича родился сын Евгений. Помните знаменитые произведения Ильфа и Петрова «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев». Главный герой, авантюрист Остап Бендер выдает себя за сына лейтенанта Шмидта. Про сына Евгения известно, что после революции 1917 года он уехал из России и жил в Праге, где написал книгу об отце.
    Как складывалась судьба Петра Шмидта и вся его жизнь? Служил на кораблях Балтийского флота, но у него часто случались нервные припадки, поэтому командование не позволяло поручать ему какое-либо серьезное дело или должность, более того, всячески стремилось избавиться от него. Правда он находился под покровительством своего дяди – вице-адмирала В. П. Шмидта, который в 1887-1889 годах командовал эскадрой Тихого океана, а с 1892 года являлся членом Адмиралтейского совета. Именно благодаря дяде мичман Петр Петрович Шмидт был переведен в Сибирскую флотилию. Он прибыл во Владивосток в апреле 1894 года.
    Его назначили в отдельную команду гидрографии – занимался промерными работами в заливе Посьета и в Славянском заливе. Однако 2 сентября Шмидт циркуляром Главного морского штаба был отчислен с занимаемой должности, хотя работы продолжались до 30 сентября включительно.
    7 сентября приказом контр-адмирала Ф. П. Энгельма, командира Владивостокского порта, Шмидт-III назначается вахтенным начальником на миноносец «Янчихэ». В этой должности он состоял всего месяц. А далее с его назначениями началась чехарда: по видимому, небезосновательно от него стремились освободиться.
    19-22 октября Петр Шмидт исполнял обязанности вахтенного офицера на крейсере «Адмирал Корнилов», с 22 октября по 4 ноября он – вахтенный офицер на транспорте «Алеут». С 4 ноября по 31 декабря 1894 года – вахтенный офицер на портовом судне «Силач».
    В 1895 году (с 1 января по 31 декабря) Шмидт служил штурманом на портовом судне «Силач». В декабре 1895-го его повысили в звании, произвели в лейтенанты, чему способствовал контр-адмирал Г. П. Чухнин, который с 12 октября 1894 года вступил в должность командира Владивостокского порта и выполнил просьбу вице-адмирала В. П. Шмидта, с которым служил на Тихом океане.
    В 1896 году чехарда продолжилась. 22-25 апреля лейтенант Шмидт числился вахтенным офицером на транспорте «Ермак», а с 25 апреля по 1 июля был вахтенным начальником бранд-вахты владивостокского рейда на блокшиве Горностай.
    Находясь на этой должности, которая ему явно не нравилась, Шмидт написал рапорт командиру Владивостокского порта с просьбой перевести его на службу на суда загранплавания.
    30 июня 1896 года Шмидт приказом командира Владивостокского порта был назначен вахтенным офицером канонерской лодки «Бобр», которая 22 июня прибыла во Владивосток из Йокогамы. Однако командир канлодки «Бобр» не рискнул доверить вахту Шмидту и назначил его ротным командиром лодки «Бобр», которая находилась в загранплавании до 14 января 1897 года, побывав в Фузане, Чифу, Тяньцзине, Шанхае, Гонконге, Чемульпо.
    14 января 1897 года корабль прибыл в Нагасаки, где Шмидта поместили в лазарет: у него начались припадки. После возвращения канлодки «Бобр» во Владивосток Шмидт был списан с этого корабля.
    С 17 мая по 30 августа он исполнял должность штурмана на пароходе-ледоколе «Надежный», который осуществлял только внутреннее плавание.
    Наконец, 30 августа Шмидт был окончательно признан негодным к службе на кораблях, его отстранили от должности штурмана и списали в Сибирский флотский экипаж. Он лечился во владивостокском госпитале, затем находился в двухмесячном отпуске.
    В 1898 году приказом командира Владивостокского порта вначале он был зачислен в запас флота, а 24 сентября высочайшим приказом по Морскому ведомству № 204 переведен из Владивостока и находился в запасе флота до 10 апреля 104 года. По случаю мобилизации (война с Японией) Шмидт был призван из запаса на действительную службу и зачислен в 23-й флотский экипаж Черноморского флота.
    Некоторое время Петр Петрович был командиром миноносца, патрулировал у берегов Румынии. Однако в 1905 году за участие в революционном движении был уволен со службы на флоте. Он не был членом какой-либо политической партии, но участвовал в демонстрациях, был избран в Совет народных депутатов Севастополя, требовал освобождения из тюрьмы политических заключенных.
    Во время Севастопольского восстания бывший лейтенант флота прибыл на строящийся крейсер «Очаков» и объявил себя командующим Черноморским флотом. Восстание было жестоко подавлено. П. П. Шмидт вместе с другими восставшими моряками был арестован, судим и приговорен к расстрелу. Их казнили на острове Березань, где в 1972 году был воздвигнут памятник.
    Остается открытым вопрос – так кем же был Петр Петрович Шмидт? Героем, русским моряком, революционером одиночкой или авантюристом-шизофреником, страдающим манией величия?
    Ясно одно, что его неадекватное поведение очень ловко использовали революционные вожди, сделав его козлом отпущения.
    Жаль, что наша история не выдерживает проверки временем.
    Анатолий Мережко, военный историк.
    Р.S. Кстати, в Санкт-Петербурге уже нет моста имени лейтенанта Шмидта.

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея