Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Шантарская боль

    Продолжая заочный «круглый стол», посвященный проблемам Шантар, в частности, и Охотоморья в общем, мы пригласили к разговору тех, кто видел своими глазами что и как происходит на архипелаге

    Просмотров: 587 Комментариев: 0 2013.11.14

    Дело на поправку пошло? Александр Ничиков, руководитель студии ТПН, побывал на Шантарах дважды - в составе экспедиции по сооружению мемориального комплекса. - В прошлом году наблюдали такой разгул браконьерства, - рассказывает Александр Александрович, - промысловые суда черпали краба под самым берегом, что вообще-то запрещено. Все мы наблюдали с помощью слабенького бинокля - расстояние-то 300-400 метров. Ловушки срывает, штормом выбрасывает - по побережью следов хватает. Практически все участники обеих экспедиций могут это подтвердить. Федор Конюхов был очень возмущен. И было очень стыдно, когда приезжали туристы из Москвы, из-за границы и на наблюдали эти разгул и своеволие.

    - А под чьими же флагами эти хищники ходят?
    - А они вообще порой без флагов. Те, которые под берегом, практически пираты, ведь ведут незаконный промысел. Правда, в этом году случились и разительные перемены в лучшую сторону. На Шантарах появились пограничники со своими катерами и вертолетом. Когда вертолет подлетает, промысловые судна делают очень резкий поворот, практически ложась на борт. Спешат уйти подальше от берега. В этом году мы видели суда за пределами 12- мильной зоны.
    - Вы считаете, что с приходом пограничников проблемы и закончились?
    - Нет, что вы. Если морские биоресурсы и взяты под охрану Государственной морской инспекции, то с сушей есть сложности. Хотя пограничники и проверяли у всех прибывших документы и лицензии на право ношения оружие. Но ведь их основная обязанность - охрана морских биоресурсов. Дело на поправку пошло, но флора и фауна архипелага по-прежнему находятся под угрозой. Военные на побережье контролируют достаточно узкую линию. А вот вглубь Шантар у них пока что не хватает ни сил, ни ресурсов.
    - Поддерживаете ли Вы идею создания национального парка?
    -Насколько я знаю, правительство Хабаровского края подготовило все документы, сделало все экспертизы, и бумаги отправлены в Москву. И теперь все сидят и ждут, как Москва отреагирует, когда столица сделает свою часть работы. И тут есть тонкость - национальный парк будет создаваться за счет госбюджета. За ним придут федеральные чиновники. И они же организуют, на хорошем уровне, туристический бизнес. Уже, по моим данным, в Китае заказано для этих целей несколько кораблей. И все деньги от этого дела уйдут в столицу. И что мы здесь на месте будем иметь?
    - Интересно. А что вы предлагаете?
    - По моему мнению, правительству Хабаровского края стоит взять в свои руки инициативу создания национального парка. У нас, в крае для этого есть все условия: деньги, люди, материалы. Из Хабаровска доехать до Николаевска-на-Амуре, а от него, кораблем, до Шантар. Вот примерно такая схема. В плане туристической привлекательности Шантары уже «раскручены» - если уж там побывал, как турист, министр иностранных дел Франции, то это о чем-то говорит. Осталось на месте создать нормальную туристическую инфраструктуру и навести элементарный порядок, в рамках национального парка. И все нужно делать для туристов разного уровня. А силовая структура - пограничники, обязательно нужна. Только это отпугнет высокомобильных браконьеров. А сейчас, насколько я знаю, идет сокращение пограничников. Вот и охраняй такую огромную территорию, как Охотское море.

    Родильный дом – мертвой зоне
    Виктор Рахуба считает себя коренным охотоморцем, после окончания института много работал в Охотске в должности главного инженера по лини Министерства транспорта. Своими глазами видел последствия работы японских концессий и американских китобоев. - Мы продолжали работать на том оборудовании, что осталось от японцев с 30-х годов, - рассказывает он. - В частности аммиачные холодильники. В те времена вся рыба шла через рыбозаводы, а уже потом распределялась - копченая рыба самолетами вывозилась. А сейчас? В море перегрузили и все исчезло «за бугром».
    - Как это возможно - свободно пройти за рубеж?
    -Да запросто: к крупной плавбазе пристраивается несколько мелких суденышек. Вот в тени крупного судна они и проходили. У радара, где идет «засветка», никто с линейкой бегать не будет: насколько крупнее цель, чем на самом деле. Так и таскали в 90-х в Японию, на Хоккайдо и краба, и трубача. Получали за левую продукцию наличные. Часто сдавалась продукция по заниженным ценам: не как первый сорт, а как третий. Понимаете, какая выгода?! Времена Ельцина и Николая Котляра, тогдашнего министра рыбного хозяйства.
    - И что в результате?
    - Граница открылась, и потекло все. Море Охотское открылось, и туда пошли все, начиная от Польши и заканчивая Камбоджей. Мы сегодня говорим о том, что с Охотского моря на 2,5 млрд. долларов «вычерпывается» без учета. И это подтвердили японцы - по своим входящим документам. А учтенной остается продукция на 1 миллиард. Флот растащен, появились непонятно кто и что.
    Шантары - это родильный дом для многих видов. Были киты, были белухи. Так белух начали выбивать еще на заре полетов в космос. Так как для них нужно было масло, которое бы не замерзало при запредельных температурах. Туши шли на зверофермы, на прокорм пушным животным, а жир снимали и везли на переработку. После чего он шел на нужды большого космоса. Это было до 60-го года. Много белух выбили
    - Однако. И что еще пытались осуществить на Охотоморье?
    - Хотели приливную гидростанцию в Тугурском заливе ставить. Там большие волны: четыре-пять метров. Так могли пропасть и кета, и селедка, а ведь был и колхоз, и рыбозавод (их потом объединили). А на Шантаре при добыче нерпы частенько теряли большую часть туш. Убили на льдине, а она в воду рухнула и с концами. Шло просто истребление. И сельдевое стадо сильно уменьшилось - это опять же в 60-е годы. Пришлось вводить так называемый дрифтерный лов. Стали делать искусственное нерестилище. А выход маленький: плохо вылуплялись мальки. Все оказалось просто - у Шантар сельдь имела «родильный дом» на ламинарии, которая, опускаясь и поднимаясь во время приливов-отливов, держала оптимальную для рождения температуру. А потом пришли сейнеры и все побережье вычистили от ламинарии. Как результат – подорвали сельдевое стадо и только потом немножко восстановили.
    Китов еще раньше выбили. Нерпа добивается. Краб у берега вычерпывается. Суда подходят к берегу, чуть не цепляя килем дно. Они никого не боятся, да и боятся им некого. Здесь оказалась «мертвая зона». Хабаровский край не имеет финансов для оплаты услуг спутникового мониторинга этой территории.
    - Но спутники-то так и так висят?
    - А за их работу надо платить. Так, получение снимка из космоса прошлогоднего пожара на о.Феклистова пришлось добиваться через Москву. Здесь, в соответствующих ведомствах, не удалось получить нужную информацию.
    И получается неприглядная картина. Утекают биоресурсы, а после распада Советского Союза у нас не осталось крупного водоема, где есть в больших количествах рыба. А в мировой океан выйти нет возможности – не осталось более судов такого класса. В районе Шантар нет боевых судов для охраны, суда были на Камчатке и только начали поступать на Сахалин.
    - Ваше мнение: что можно сделать?
    - Вот пограничники выставили пост на Шантарах и начали наводить порядок. Хотя финансирование и минимальное. И те суда, что раньше беспардонно грабили, отошли. Будем надеяться, что в будущем году выделят средств на два-три поста, будут сданы суда для пограничной охраны.
    - И будет тогда рыбы завались?
    - Если не навести порядок с системой вылова, а ТИНРО дает прогнозы, что ресурсов хватит лет на 10 -15, мы просто останемся без рыбы. Ведь у нас практически нет таких богатых водоемов. Только лет десять может уйти на восстановление поголовья. Надо навести учет при пересечении границы. Мониторинг космический. Многие суда уже списаны, их нет в реестре, но продолжают ходить, по-прежнему базируются в той же Советской Гавани.
    - Просто какой-то сговор-заговор?
    - Вот тут не смейтесь. Когда я еще мальчишкой жил в Удском, присутствовал при разговоре геологов со взрослыми. Так те специалисты и сказали, и показали, что на скале, где стоял легендарный Удской острог, на камнях фиолетовые прожилки. А это - один из признаков нефти, как они говорили. Точно не смотрели эти территории, но в перспективе имели в виду. Места ведь богатейшие - Охотоморье на сегодняшний день дает где-то 60 процентов всех добываемых биоресурсов.
    Вот и получается выжидательная политика. Подготовить надо базу, а нефть ждет. И мысли о приливной станции в Охотоморье никуда не ушли, ведь с нее планировалась подача дефицитной нынче электроэнергии в Японию. Опыт Кольской даром не прошел.
    Так что – все только начинается.
    Виктор Панин
    Фото Александра Ничикова и Виктора Рахубы

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея